Фотографии больше не существует

Фотографии больше не существует

Фотографии больше не существует

Немногие понимают это, но фотографии как самостоятельного, выделенного в отдельную категорию, специфического способа визуальной коммуникации (с собой или с окружающими) больше не существует. И то, что мы по привычке все еще именуем фотографией, на самом деле ей давно не является.

Осталась специфическая лексика, технические устройства, манера рассматривания окружающего мира, по которой фотографа можно якобы «опознать» и выделить из окружения, но все это не более, чем уловки ума, цепляющегося за стабильность мира, им же и созданного. Факт в том, что фотографии как «фотографии» уже давно нет — мы все (кто лучше, кто хуже) занимаемся чем-то другим.

Давно смешав фотографию с другими видами искусства, мы намертво вплели ее в живопись, перформанс, музыку, видео и кинематограф. Много лет назад мы перестали верить в ее документальность — теперь мы всегда на чеку, зная о фотошопе и понимая, как много можно изменить, просто сместив точку съемки.

Фотография больше не производит социальных изменений. Давно прошли времена, когда публикация фотокниги приводила, например, к созданию национального парка (как в случае с Анселом Адамсом и Йосемити). Даже шокирующие своей жестокой откровенностью работы победителей WorldPressPhoto, сделанные в зонах боевых действий, ни к чему не приводят — снимки вызывают некоторый резонанс, но войны не останавливаются, люди не садятся за стол переговоров, дети продолжают гибнуть, а мы просто переворачиваем страницу каталога, чтобы посмотреть следующий кадр.

Черт возьми, да мы активно исключаем из производства фотографии самого человека! Сегодня заброшенный на орбиту телескоп в состоянии самостоятельно сделать отличный кадр, выверенный по композиции, цвету и несущий, кроме научной, солидный багаж эстетической нагрузки. Да уже без телескопа видно, что интерес к технической стороне фотографии многократно превышает интерес к ее содержательной части. Предметами гордости все чаще становятся «тушки» и «стекла», а вовсе не то, что ими было снято.

Но речь не об этом…

Скорее о том, что в очень короткие сроки (меньше ста лет) претерпев полное изменение своей родительской ДНК, «фотография» (на мой личный, сугубо любительский взгляд) превратилась в ни на что не похожий способ визуального самоисследования. Исследования тем более глубокого, чем более будет обесцениваться роль изображения как такового. Как ребенок, только научившийся говорить, мы должны пройти через «проговаривание-всего-подряд», через создание огромного количества «мусорных» высказываний, чтобы, наконец, начать говорить (осторожно и очень лаконично) о чем-то важном.

И это важное, как и в любом другом искусстве, мне кажется, будет о себе. О жизни, об одиночестве, о любви, о чем-то неясном и вечно ускользающем, что только и делает жизнь жизнью…

Текст: Дмитрий Лисьев — Директор Stieglitz — Report-Bureau
Фото: Delphine Millet
Серия: Wonderland
Источник: www.loeildelaphotographie.com