«Американцы», изменившие фотографию

«Американцы», изменившие фотографию

«Американцы», изменившие фотографию

60 лет назад, в 1955 году началось длительное путешествие по просторам США одного из величайших фотографов мира – Роберта Франка. Итогом этого путешествия стала неоднозначная, вызвавшая десятилетние споры книга, ставшая в итоге знаковой для мировой фотожурналистики – «Американцы».

Скромно «примазываясь» к юбилею великого события, я решил перевести небольшую статью, опубликованную в журнале «Shutterbug» и посвященную Роберту Франку.

Статья: «How Robert Frank’s “The Americans” Changed Photography: Another Look at a Classic Photo Book»
By Steve Meltzer, Sep 14, 2015. Источник здесь.

Автор: Robert Frank

Parade, Hoboken, NJ — 1955 ©Robert Frank, courtesy of the Pace/McGill collection

В 1955 году, вооружившись двумя «Лейками», несколькими бутылками Французского бренди и сотнями катушек с пленкой, фотограф Роберт Франк начал свою одиссею в попытке найти душу Америки. В своем черном Форд Бизнес купе он проехал более десяти тысяч миль по бесконечным шоссе и забытым проселочным дорогам, сделав почти двадцать семь тысяч фотографий. Он использовал эти дорожные снимки, создав фотокнигу, оказавшую самое мощное (для своего времени) влияние как на фотографов, так и на саму фотографиюв целом. Книга называлась «Американцы».

Сегодня, встречая свой 91-й день рождения, Франк обладает огромным количеством наград. В 2015 году, отмечая очередной юбилей выхода книги, Национальная галерея искусств США посвятила работе Франка специальную выставку — «Фотокниги после Франка», которая будет открыта до 7 февраля 2016 года. Выставка исследует, как «Американцы» открыли дорогу новому поколению молодых фотографов (таким, как Гарри Виногранд и Джоел Мейеровитц) и вдохновили их на свои собственные путешествия. Ранее в 2015 году New York Times выпустил несколько статей, посвященных Франку и назвав его самым влиятельным из ныне живущих фотографов (вот ссылка на эту статью).

Роберт Франк родился в 1924 году в Цюрихе. Нейтралитет Швейцарии оградил его от участия во Второй мировой войне, так что он мог спокойно заниматься фотографией, изменившей его жизнь. «Мне нравились картинки. Делать их было настолько естественным для меня, что я хотел заниматься только этим. Я не желал ходить в школу и вообще не хотел делать что-то еще», — рассказывает Франк.

В 1946 году он делает свою первую фотокнигу. Вручную собранной портфолио называлось «40 фото» («40 Fotos»). В следующем году он покинул Швецарию, и отправился в Нью Йорк. Первой его остановкой была Таймс Сквер.

Автор: Robert Frank

«Толпа! Толпа! Я никогда в жизни не видел такой огромной толпы. И все эти люди были так воодушевлены! Это была Америка!» — вспоминает он.

Франк получил работу фотографом в модном журнале «Harper’s Bazaar», но очень скоро отправился в путешествие по Южной Америке и Европе. Вернувшись в 1950 году, он встретился с директором фотодепартамента Музея современного искусства (MoMA) Эдвардом Стейченом, которому показал свои работы. Впечатленный Стейчен пригласил Франка принять участие в групповой выставке «51 американский фотограф». В этом же году Франк женится на своей первой жене, художнице Мэри Локспейсер, от которой у него будет двое детей: Андреа и Пабло.

Примерно в это же время Франк открывает для себя работы Уокера Эванса (Walker Evans), который документировал разрушения оставленные Великой депрессией и т.н. Пыльным котлом (серия катастрофических пыльных бурь, происходивших в прериях США и Канады между 1930 и 1936 годами). Франк был поражен одиночеством, запечатленным на кадрах разрушенных зданий и заброшенных мест.

Эванс жил на Ист Сайд и Франк смог добиться встречи с ним. Они быстро стали друзьями, а Эванс выступил в роли наставника Франка и оказывал ему самую горячую поддержку. Когда Франк рассказал Эвансу о своем желании отправиться в фотопутешествие по Америке (как это уже сделал Эванс), последний предложил принять участие в конкурсе на Стипендию Гугенхайма. В рекомендательном письме, отправленном оргкомитету Стипендии, Эванс назвал Франка «прирожденным художником».

Автор: Robert Frank

Funeral, St. Helena, South Carolina — 1955 ©Robert Frank, courtesy of the Pace/McGill collection

Франк смог получить грант, загрузился в свой Форд и отправился смотреть на Америку. Как и у многих европейцев до него, трепет и волнение, которые Франк испытывал, уезжая из Швейцарии, рассеялись, когда он столкнулся с американцами, вынужденными бороться за свое существование. Франк никак не мог понять, как богатая и сильная нация могла оставить так много своих сограждан на обочине жизни. Изначально он планировал запечатлеть в своем путешествии именно эти маргинализированные слои населения, но когда начал снимать, то увидел все в другом контексте. И это видение стало его поэтическим взглядом на другую, скрытую Америку.

Останавливаясь в потертых мотелях, поглощая еду жирными столовыми приборами и выпивая в пустынных барах в призрачном свете игральных автоматов, Франк обрел свою «другую» Америку, скрывшуюся в тени внешнего изобилия. Постоянно перемещаясь, он проезжал сквозь тоскливые пейзажи городов, переживших пыльные бури 30-х годов, а теперь заброшенных, обойденных системой федеральных шоссе.

Франк фотографировал парады, праздничные собрания, сияющие автомобили и гигантские флаги. И все же есть особая пустота, связанная с этими снимками. На них никто не улыбается, даже в тот момент, когда видит, что его снимают. Лица не выражают заинтересованности и остаются безразличными. Удивительно, что примерно на четверти снимков из книги «Американцы» вообще нет людей. Как будто Франк говорит, что жизнь настолько тяжела, что даже пейзаж отвергает людей.

«Я чувствовал себя детективом или шпионом. Да! Я часто сталкивался с неприятными ситуациями, но у меня был талант оставаться незамеченным, поэтому никто не причинил мне вреда», — рассказывает Франк.

Автор: Robert Frank

City Fathers, Hoboken, NJ — 1955 ©Robert Frank, courtesy of the Pace/McGill collection

Возвратившись в Нью-Йорк, Франк подверг безжалостным коррективам тысячи кадров, включив в итоговое портфолио немногим больше 80 снимков. Он показывал его издателям по всему Нью-Йорку, но куда бы он ни приходил, его работа воспринималась резко негативно. На вкус 50-х годов, она была слишком тревожной и неприятной.

Журнал «Popular Photography», например, так оценил фотографии Франка: «грязные экспозиции, пьяные горизонты и общая небрежность», а журнал «Life» (в лице издателя) отвергал их за отсутствие «прямоугольности».

Наконец, в 1958 году парижский издатель Роберт Дельпайр (Robert Delpire) согласился выпустить книгу на французском языке, а год спустя издательство «Grove Press» опубликовало ее на английском в США. Американское издание сопровождалось вступлением, написанным другом Франка, поэтом Джеком Керуаком (Jack Kerouac). Это вступление должно было способствовать продажам, но продажи шли не очень хорошо, так как фотографии Франка снова подверглись острой критике. «Когда книга впервые увидела свет, люди решили, что я сделал антиамериканскую историю, — рассказывает Франк. – Пришлось ждать десять лет, прежде чем взгляд изменился».

Главным, что изменилось за эти десять лет, была, конечно, сама Америка.

50-е годы были временем, когда ветераны, вернувшиеся с войны, получали льготы при поступлении в колледж, уезжали жить и работать в пригород, могли покупать себе огромные автомобили. Кадры Франка, изображающие пораженную насилием и расизмом Америку, Америку без души, просто не сочетались с новой реальностью.

Автор: Robert Frank

Rodeo, Detroit — 1955 ©Robert Frank, courtesy of the Pace/McGill collection

60-е годы были иными: политические убийства, уличные протесты, новая война – все это привело к угасанию оптимизма. Американцы видели свою нацию в новом свете. И когда «Американцы» были переизданы в 1969 году в недорогой мягкой обложке издательством «Aperture», новая аудитория молодых фотографов просто смела их с полок.

Теперь «грязные» снимки Франка мощно резонировали с общим ощущением разочарования и отчаяния. Сегодня, с точки зрения современного взгляда на фотожурналистику, мы бы расценили намерение Франка показать темную сторону Америки как неуместную манипуляцию. Что-то вроде «порно для бедных».

Объективность никогда не интересовала Франка. «Американцы» стали путешествием и рассказом о разрушенных иллюзиях, о том, что американская мечта, в сущности, была химерой, укрытой куском ткани.

Автор: Robert Frank

Political Rally, Chicago — 1956 ©Robert Frank, courtesy of the Pace/McGill collection

Перевод: Дмитрий Лисьев — директор Stieglitz — Report-Bureau

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.